"Новая волна" подешевела - россияне научились считать деньги

Директор концертного агентства Makroconcert Игорь Ефремов об особенностях шоу–бизнеса в Латвии.



Глупо считать, что во время кризиса люди отказываются от развлечений, уверен известный шоумен, исполнительный директор конкурса “Новая волна” Игорь Ефремов: "Продажи билетов упали всего на 20% — это немного по сравнению с общим спадом экономики. В чем секрет? В правильном выборе “блюда”: народ больше не покупается на привлекательные формы девчонок из группы “ВиаГРА”, открывающих рот под фанеру. Он желает видеть звезд с громкими именами — так, чтобы было о чем рассказать внукам. И сегодня мы способны приготовить им такое “блюдо от шеф–повара” за весьма скромные деньги. Знаменитости снижают расценки, гастролируют с мировыми концертными турами — им сейчас приходится хуже, чем когда–либо. Реализация пластинок стремится к нулю, а жить хочется, как прежде. Так что даже Фил Коллинз теперь знает, где находится Латвия".

“Знали бы вы, какие сделки заключают во время “Новой волны!”

— Говорят, что билеты на "Новую волну — 2010” стали раскупать только в последний момент. Зрители ждали, когда вы скинете цену?

— Да, продажи слегка запоздали. Наши клиенты перестали что–то планировать. Все решения оставляют на последний момент. Он как раз сейчас наступил — билеты разбирают, как горячие пирожки. Так что аншлаг неминуем. По поводу ценовой политики: мы давно объявили о снижении стоимости концертов. Немного, на 15%. Если в прошлом году VIP–пакет стоил до 1800 латов для одного человека на шесть дней конкурса, то сейчас до 1400 латов. Но, как оказалось, это был существенный аргумент в пользу того, чтобы приехать на “Волну”. Богатые люди стали считать деньги. Их, випов, вообще стало меньше: те, кто раньше занимался недвижимостью, перестали ходить на подобного рода мероприятия. И наоборот — появились бизнесмены, работающие на стыке Россия — Прибалтика. Они приезжают в надежде завязать новые контакты, узнать последние слухи во время приемов. Россиян среди них процентов тридцать, стали подтягиваться украинцы. Конкурс превратился из обычного выхода в свет в бизнес–форум, нейтральную полосу для проведения деловых переговоров. И это классно! К тому же сюда проще добраться, чем в Москву с ее бешеными пробками. В прошлом году у нас было около 30 частных самолетов — а это уже о чем–то говорит.

— А вот некоторые эксперты считают, что “Новая волна” начала повторяться и ей грозит судьба “Песни года”: исполнители есть, зрители тоже, но скучно до безобразия.

— (Вздыхает.) Концертный зал Dzintari — это не Сан–Ремо — акробатов под куполом и лестниц в небо не поставишь. В конструктивно–технических вещах высота потолка нас очень ограничивает. В этом смысле, кстати говоря, “Песня года” уже переплюнула “Волну”. Организаторы все время находят какие–то креативные ходы. В последний раз они сделали сцену длиной 150 метров — так, чтобы на разных ее участках можно было нон–стопом проводить выступление и одновременно готовить следующее. Мы только мечтать о таком можем. И если бы не консервативность телеканала РТР, проект уже давно вышел бы за рамки “рудимента советской эпохи”. В Юрмале, конечно, многое… вызывает вопросы. У меня до сих пор сердце щемит при виде этих деревянных скамеек — неужели при современных технологиях нельзя поставить пластиковые стулья? Однако политика такова: пусть мы будем рвать колготки и мучиться от боли в спине, но оставим Dzintari таким, какой он есть. Самобытным, с легким привкусом восьмидесятых. И тогда я себя спрашиваю: может, и правильно? У площадки действительно богатая история. В Германии, к примеру, посетить классический концерт в старом, покрытом плесенью амфитеатре считается очень круто. И очень дорого. Потому что там сохранился отпечаток времени. Уместно ли в таком случае говорить о сервисе в “Дзинтари”? Понятно, что дай мне чистое поле, я бы все сделал лучше. Была бы высота, размах, пафос. Но и без того я не боюсь превратиться в Славянский базар. Организм постоянно омолаживается, мы придумываем новые дуэты, приглашаем молодых исполнителей из новых стран, расширяем географию вещания. Естественно, россиян сюда не заманишь экзотичной китайской певицей, но зато если приедут ее поклонники из самого Китая, агентство сделает бюджет на 20 лет вперед.

“Наши люди стали ходить на концерты раз в год. И на том спасибо”

— То есть ищете выход на новые рынки?

— Ну, скорее это делает компании “АРС”, которая непосредственно продает лицензии на трансляцию и заинтересована в привлечении как можно большей зрительской аудитории. Поэтому они вкладывают в артистов, а Mikroconcert зарабатывает на билетах. А с этим — полный порядок. Если говорить о наших традиционных поклонниках в России, то их уже не надо ни в чем убеждать, запускать новую рекламу. Сарафанное радио работает безотказно: один раз человек побывал на “Волне” — ему понравилось, в следующий раз он уже приедет к нам со своими друзьями. Все просто.

— А как насчет латвийской публики? Покупательная способность падает. В прошлом году у Makroconcert было несколько провальных проектов: билеты не продали, выступления отменили…

— Не все так плохо: количество наших концертов снизилось всего на 20%, мы просто перестали брать проходные шоу. Что это значит? Артист не дает суперхитов и стоит не супердешево, но есть шанс, что его приезд привлечет внимание публики. Или же он недавно был у нас в гостях и вроде может снова собрать зал, но не факт… Так вот от таких вариантов лучше отказаться. Раньше мы ставили на средний класс. Люди веселились, и им было абсолютно все равно, кто зажигает на сцене. Многие приходили, потому что любили одну–единственную песню из репертуара исполнителя, и спали весь концерт. А когда под конец действия звучала знакомая мелодия, хлопали в ладоши и уходили. И все были довольны. Сейчас средний класс пропал как явление. Народ стал разборчивее. Во–первых, он смотрит на цену, а во–вторых, на афишу: если звезда ну очень известная и к тому же редко бывает в Латвии, он не поскупится.

— И как вам удается распознать, кто из артистов будет пользоваться спросом?

— Методом проб и ошибок. Опросы общественного мнения тут не действуют. Спроси человека, и он назовет последнее, что помнит. К примеру, то, что всю последнюю неделю крутили по радио. Он скажет — это суперхит, я бы не задумываясь выложил 20 латов. Но когда доходит до дела, энтузиазм быстро угасает, поскольку в эфире уже появились новые раскрученные песни… Другими словами, как бы ни была популярна группа “Винтаж” и какие бы рейтинги она ни возглавляла, мы ее не возьмем. Потому что к тому времени, когда будет назначен концерт, их “Ева, я любила тебя” безнадежно утонет в потоке информации. А вот Фила Коллинза респонденты не вспомнят никогда. Но билеты будут проданы за два дня, ибо он из категории вечных ценностей и к тому же захватывает сразу несколько поколений слушателей.
“С географией нам повезло, с демографией — не очень…”

— И вы полагаете, такие мировые знаменитости согласятся на бюджетное, по их меркам, выступление в Риге? Это же все равно что петь в Арбатове: максимум, на что можно рассчитывать в качестве награды, это неощипанный гусак…

— Вы не правы. Зарубежные артисты массово устремились в Россию. Это огромный рынок, и задача менеджера, планирующего турне, захватить по пути как можно больше населенных пунктов. А в этом плане Прибалтика весьма выгодно расположена и в состоянии дать неплохие сборы. Так что на наши предложения с удовольствием откликаются. Кризис по всем сильно ударил. Но по эстраде он ударил еще сильнее. И за всей этой праздничной мишурой скрывается реальный страх стать банкротом. И вот почему: сегодня потребители отказываются от любых экстра. Пластинка любимого певца — это точно экстра. Лицензионные записи перестали покупать. Зачем, если через неделю трэк появится в Интернете. В то же время аппетиты звезд остались прежними: нужно кормить музыкантов, студию, себя. Держать марку, в конце концов. Все это стоит огромных денег, поэтому выход один — петь для всех как можно больше и при этом “экономить” на гонорарах…

— А на чем экономят концертные агентства?

— В первую очередь на газетной рекламе. Не скажу, что в прессе вообще пропали объявления. Просто отношения перешли в плоскость бартера: мы ставим на полосе свои врезки, а СМИ за это получают билеты. Вообще печатное слово для нас не самый подходящий рупор: лучше один раз показать себя по ТВ, чем семь раз написать. Экономим на антураже. Порадовать глаз зрителя нынче стоит очень дорого. Но не надо думать, что Пугачева ходит по голой сцене по нашей вине. У нее такая сценография. Мы не отказываемся от визуализации вообще. Все зависит от расходной части концерта: реклама и зал стоят безумно дорого, техническое обеспечение продаж — просто дорого, артист — приемлемо. Но если удается снять небольшой зал, а билеты продавать по 100 евро, то выделить приличную сумму на оформление площадки — не будет проблем. Впрочем, я бы не ждал от латвийского шоу–бизнеса каких–то чудес. За последние годы мы сдали по всем позициям. Но это мое субъективное мнение, т. к. никто никогда не считал, каков реальный оборот сектора (я предполагаю, что порядка 30 млн. евро) и что вообще сюда следует отнести — концерты, бои гладиаторов, спектакли российских театров?

— Есть мнение, что еще осталось несколько ниш в индустрии развлечений, которые в Латвии находятся в зачаточной стадии. Как, например, клубная культура или фестивали для всей семьи. Не думали заняться?

— Это вряд ли. По нескольким причинам. На фестивальной платформе достаточно прочно обосновалось агентство Positivus Music. Они долго приучали латвийцев к новой традиции выезда за город на многодневные музыкальные раунды и сейчас показывают хорошие результаты, имеют нормальные продажи. Для Латвии с ее двухмиллионным населением этого вполне достаточно. На что–то вроде рок–марафонов, которые проводятся в России, у нас просто силенок не хватит. Здесь нужен масштаб: огромные затраты и одновременно доступный вход — так, чтобы на зов слетались фанаты со всех близлежащих стран. Для этого должны быть спонсоры, а в наших широтах спонсоры большая редкость. Подобный проект может окупиться, только если его возьмет под крыло телевидение, которое, опять же, найдет спонсоров для показа. Но даже если все прибалтийские каналы соберутся вместе, они не смогут поддержать такое мероприятие. Бюджеты развлекательных шоу сегодня нещадно режут. Им точно не до рок–фестов. Да и вообще: зачем изобретать велосипед? В Латвии уже сложилась своя культура этнических гуляний, рыцарских турниров, Праздников песни. Люди привыкли отдыхать за “почти бесплатно”. Ну съедят пару ход–догов, выпьют кваса — в плюсе останутся лишь торговцы, но никак не организаторы.

Что касается клубов, на них я собаку съел еще будучи арт–директором Pepsi–форума. И могу вам точно сказать — вариант нулевой. В свое время гонорары артистов были в несколько раз меньше, чем сейчас. И конкуренция за них была достаточно жесткой. Мы брали оптом: допустим, группа WiFi за один раз успевала посетить Ригу, Сигулду, Даугавпилс, Вентспилс и т. д. Получалось по пять выходов за поездку. Соответственно, и цены они предлагали очень разумные. Плюс посетители клубов тратили больше денег, алкоголь лился рекой. Сейчас молодежь по–прежнему ведет ночной образ жизни, но в барах почти ничего не оставляет. В регионах дискотеки на ладан дышат. Кого–то везти туда — вообще дохлый номер. Последняя наша попытка сделать клубную тусовку была в этом году. Казалось бы, 8 марта, билеты по 10 латов, в клубе Godvil зажигает не кто–нибудь, а “Би–2”. Уж на чем, а на напитках никто экономить не будет. Тем не менее результат нас не порадовал: расходы покрыли, но ничего не заработали. А это ненормально. Понятно, что в таких условиях никто не может себе позволить пригласить в маленький зал Меладзе, Лепса или даже Дмитрия Маликова. Ценник сразу подскочит до небес. Но даже если найдутся желающие пойти, их может смутить музыкальный формат и публика клуба. Тут ведь как: я люблю Долину, но не хочу, чтобы после концерта по моим мозгам отстукивали барабанную дробь и вокруг сновали толпы народа. Да еще домой неудобно добираться. Так что риски слишком велики.

“У нас по сцене ходят голые олени — их покупают не хуже, чем Софию Ротару”

— Но должен же быть у вас “план Б" на тот случай, если с посещением концертов в стране станет совсем плохо?

— (Пауза.) В нашем цеху опасно делиться какими–то планами. Потому что придут дилетанты, полагающие, что достаточно повесить пару афиш, арендовать в школе актовый зал — и все получится. Они ломают нам рынок. И в следующий раз человек крепко задумается, а стоит ли вообще куда–то идти или лучше посмотреть дома телевизор и выпить пива. Все, считайте, мы его потеряли. Но если так просите, скажу: Makroconcert подумывает о том, чтобы всерьез заняться театром. Латыши вообще большие ценители искусства, с удовольствием посещают как местные спектакли, так и российских гастролеров. Всегда охотно принимают что–то свежее, необычное. И в этом смысле нам есть что им предложить. Причем делаем мы исключительно собственный продукт: все местное — от режиссеров до актеров. Только постановки заимствованы. К слову сказать, наша премьера Kailie brie?i прошла на ура. И не смотрите на название: там не было никакого сексуального подтекста. В таких случаях я говорю — хотите эротики, сходите в эротический салон. Речь, скорее, идет о комедии, фарсе. О том, что хорошо продается как в столице, так и в регионах. И в Литве, где вообще нет своей русской труппы.

— По поводу Литвы: как чувствуете себя на других рынках? Те же проблемы, что и дома?

— В Литве дела идут отлично! Мы вовремя заняли сегмент: в плане “поставок” российских звезд нам нет равных. Кроме того, когда у тебя есть 3,5 млн. жителей и несколько стратегически выгодных мест для проведения концертов — Клайпеда, Вильнюс, Паневежис, Шяуляй, — дышится гораздо легче, чем в Латвии, где Рига и окрестности забирают на себя 1,5 млн. человек, а дальше — пустота. В Литве, благодаря более широкому покрытию, заметно снижаются наши расходы, соответственно и билеты становятся дешевле, и люди охотнее идут. Вот и вся формула успеха. В Польше Makroconcert работает по двум направлениям. Первое — большие шоу в столице. Но это удовольствие не из дешевых, поскольку на рынке в 40 млн. человек и цены на телевизионную рекламу раз в 30 дороже, чем у нас. Второе — малобюджетные мероприятия в небольших городках типа нашей Елгавы. Одновременно захватываем до 20 точек. Получается весьма неплохо.

— Считается, что поляки терпеть не могут российскую попсу, а литовцы в ней просто ничего не смыслят…

— Я бы поспорил. Концерты “Любэ” проходят на ведущих площадках Варшавы. Одним близка русская культура, другие смотрят российское ТВ, третьи из среды ностальгирующих иммигрантов. Кроме того, мы не ограничиваемся эстрадой, привозим московский балет или иностранных исполнителей. На днях был Seal — это вообще старый, беспроигрышный вариант. Литовцы берут всех западников и основные “постулаты” популярной музыки из России. Несмотря на то что русская диаспора там составляет не более 15%, в Вильнюсе каждый второй слушает русское радио и прекрасно понимает, о чем поет София Ротару.

Источник: http://www.ves.lv

Автор: Keyaan
Добавлено: 25.07.2016 05:01
0

Infelizmente muitos craques se perdem, pois a unica chance de alguns aparecerem para o futebol é a Copa São Paulo…Não vão bem, e acabam es0&2cidosu#8e3q;Dr, o senhor não acha que a base deveria ser mais valorizada, com mais campeonatos ao decorrer do ano?

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha