Если бы камни могли говорить

Из всех контактов между двумя странами наивысший статус имеет государственный визит. Как правило, его протокол очень тщательно разрабатывается, и, несмотря на вечную занятость глав государств, обычно такой визит длится два дня. Президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга находилась во Франции с воскресенья по среду включительно. Следовательно, либо у президента Латвии слишком много свободного времени, либо государственный визит во Францию для нее было мероприятием архиважным.

Надуманные причины и реальные цели

Формально визит президента являлся составной частью фестиваля латвийской культуры Etonnante Lettonie ("Удивительная Латвия"). Все четыре дня она, как и девять выставленных на площади Пляс Ройяль "говорящих камней", рассказывала французам о Латвии, то есть, фигурально выражаясь, исполняла роль еще одного — десятого камня. На самом же деле одной из основных целей визита было желание окончательно развеять политическую прохладу между Ригой и Парижем, вызванную диаметрально противоположными взглядами по вопросу войны в Ираке. Кроме того, визит имел, что называется, прикладные цели. Многие латвийские, да не только, политики неоднократно называли Францию в качестве примера межнациональной интеграции. Однако за советами по вопросам интеграции Вайра Вике-Фрейберга, похоже, опоздала, тем самым наглядно проиллюстрировав народную мудрость, что "хорошо там, где нас нет, да и то до тех пор, пока нас там нет".

Другой "прикладной" целью латвийского президента было понять, какую выгоду Латвия может получить, поддержи она позицию Франции по вопросу текущего бюджета ЕС и по финансовым перспективам содружества на 2007-2013 годы. Фактически это был единственный вопрос, обсуждение которого было интересно и принимающей стороне. И наконец, культурный фестиваль в целом и государственный визит во Францию в частности стали пробным шаром и первым блином новой кампании по созданию "образа Латвии", которую наша страна всерьез намерена провести.

Найди два различия

О пиар кампании говорят и декларированные цели фестиваля культуры — представить Латвию в качестве богатой традициями и в то же время современной страной, ознакомить французов с латышской культурой и положить начало долгосрочным двусторонним отношениям в культуре и в экономике.

Что касается латышской культуры, то она "гремела" в мире и во Франции в том числе еще в те времена, которые сегодня с гримасой боли на лице принято называть "советской оккупацией". Уже тогда Европа рукоплескала хору мальчиков и хору Ave Sol, смотрела латышское кино и любовалась живописи латышских художников. Так что эта часть нынешнего проекта особой новизны не открывает. Что же касается "долгосрочных отношений в экономике", то их характер очень трудно представить. Похоже, его не представляют и сами латышские политики, потому во Франции как-то больше говорили о культуре. Комментариев не требует и программа фестиваля — 28 театральных представлений, 31 концерт, 12 проектов современного искусства, пять оперных спектаклей и две художественные выставки, показ семи латвийских художественных фильмов, программа документальных и мультипликационных фильмов.

Различий между фестивалями латышской культуры "советского образца" и нынешним мероприятием два. Первое — потраченная на мероприятие сумма денег. Подготовка и осуществление проекта Etonnante Lettonie обошлись 1,7 миллионов латов из государственного бюджета и 269 тысяч латов из бюджета Рижской думы. Второе различие и собственно новизна проекта Etonnante Lettonie — в нем непомерно большое место занимает толкование истории в стиле плача. Руководители проекта и государство так и не утрудили себя объяснениями, относится ли новый жанр к культуре или к экономике.

Пир во время чумы

По всем вышеупомянутым причинам пребывание Вайры Вике-Фрейберги во Франции больше походило на агитпоездку и участие в конференции по фольклору, нежели на государственный визит. В Национальной библиотеке Франсуа Миттерана она рассказывала удрученным чрезвычайным положением, комендантским часом и угрозой гражданской войны французам о стремлении латышского народа к свету и о проекте многомиллионной стройки века — Латвийской национальной библиотеке, которая должна стать символом этого стремления. Более нелепую ситуацию и неуместную тему представить просто невозможно.

О времени и о контексте нынешнего визита латвийского президента наверняка последует много популистской риторики, будет проведено немало параллелей. Одни радикально настроенные латвийские политики начнут пугать общество тем, что французские погромы могут повториться в Латвии, другие не менее радикальные политики вслед за ультрарадикальным французом Жаном-Мари Ле Пеном с новой силой примутся призывать к ужесточению мер по отношению к представителям этнических меньшинств. Но это тематика будущего. Сегодня же вызывает удивление факт, что в первые дни своего визита Вайра Вике-Фрейберга делала вид, что не замечает французскую трагедию. И в то время, когда внешнеполитические ведомства других стран предупреждали своих граждан, что с поездками во Францию лучше повременить, латвийский МИД убеждал, что раз уж там с визитом находится наш президент, значит никакой опасности нет и для рядовых граждан. Подобные заявления как минимум безответственны, а то и просто преступны.

Культурная контрреволюция

Латвийской общественности в качестве большого внешнеполитического успеха нашей страны преподносится поцелуй, которым президент Франции Жак Ширак одарил Вайру Вики-Фрейбергу на крыльце Елисейского дворца. Однако не следует забывать, что французы вступают в более тесный союз далеко не со всеми, кого они целуют. Кроме уже упомянутых интересов латвийского голоса в голосовании по бюджету ЕС у Франции других интересов к нашей стране вряд ли найдутся. Культура — это хорошо, но для построения "долгосрочных двусторонних взаимовыгодных" отношений этого явно недостаточно. И запланированные на весну 2007 года Дни французской культуры в Латвии наверняка в первую очередь будут использованы для продвижения французских экономических проектов.

Одной культуры и одной истории также мало, чтобы построить на них положительный "образ государства". Например, высококультурная Франция в мире позиционируется как страна, где выпускается лучшее вино и лучший парфюм, а высококультурная Италия — как законодатель мировой моды. У нас же ничего подобного нет, но даже ни это является камнем преткновения создающих внешний образ нашей страны пиарщиков. Для начала мы все — общественность, политики и специалисты пиара должны определиться по поводу внутреннего образа страны. Но для этого потребуется услышать и выслушать повествование других камней, тех, которые до Парижа не доехали.

Источник: Модрис АУЗИНЬШ, MK Латвия

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha