Интервью с Олегом Меньшиковым. 1 часть

В Риге сейчас гостит российский актер театра и кино Олег Меньшиков, который покажет рижанам свою нашумевшую постановку "Кухня". Предлагаем вам интервью, которое можно было услышать вчера в эфире радио MIX FM 102,7.

С каким чувством Вы приезжаете к нам в Ригу? Есть ли ощущение заграницы?

Я вряд ли кого-то удивлю, если скажу, что ощущение заграницы безусловно есть. Рига еще во времена Советского союза считалась "заграницей", а сейчас это уже официальное зарубежье.

У меня вообще в Риге появляется какое-то непонятное чувство: я постоянно нахожусь в состоянии ожидания. Причем, я не могу точно сказать, жду ли я плохого или хорошего. Удивительно, что каждый раз после визита в Ригу со мной происходят какие-то интересные вещи. Поэтому я не знаю, чего ждать на этот раз.

В этот раз вы привезли в Ригу свой спектакль "Кухня". Это вторая работа Театрального товарищества 814. Могли бы Вы в двух словах рассказать об этом коллективе: это театр, антреприза, т.е. кто в нем задействован?

Вы знаете, товарищество это создавалось где-то лет 5 назад. Естественно, это антрепризная компания, где существует штат администрации, но только финансовый и т.д. и т.п. Творческий же состав набирается на определенный спектакль. Так получилось, что за это времени мы сделали "Горе от ума" - играли его два года.

После этого с Грибоедовым мы попрощались и сделали новый спектакль. У нас нет ни постоянной труппы, ни постоянного творческого состава, и, я считаю, что это правильно, потому что на сегодняшний день театру практически невозможно существовать на те средства, которые может дать государство. Антреприза – это тоже не выход из положения, но она правильнее, чем государственный театр.

Cкажите, а Вы заказали эту "Кухню" специально для театрального товарищества, ее написал киевский автор – Максим Курочкин. А чья это была идея? Каким было Ваше влияние на сам сюжет, на название?

Ну, знаете, скажем так - конечно об этом лучше спрашивать самого Максима, но моя "придумка" закончилась на названии. Это не первое название "Кухня" в истории мировой драматургии – ничего неожиданного и необычного в этом названии нет. Но у меня была идея, которую потом Максим трансформировал в нечто другое, можно даже сказать, совсем другое. Мне нравилось место действия, мне нравилась зрелищность (как я представлял это себе) того, что происходит на "кухне", ну а дальше уже все было в руках Максима.

А будет ли прощание с "Кухней" таким же озорным, каким было прощание с "Горе от ума"? И как долго вы планируете играть этот спектакль?

Знаете, я сам не представляю, сколько он будет идти. У меня такой характер, что мне все достаточно быстро надоедает (смеется). Ну, и, конечно, когда мы надумаем прощаться с "Кухней", думаю, сделаем это весело, потому что с каждым спектаклем надо прощаться весело, как, впрочем, и с уходящими годами…С людьми нельзя прощаться весело, хотя, в принципе, наверное, можно… Ну а со спектаклем, со своей работой – только с улыбкой…Поживем – увидим.

"Горе от ума" появился на видео, а затем был показан по телевидению. Ждет ли такая же судьба " Кухню"?

Вы знаете, у нас подписан контракт с РТР. Придет время, конечно, мы будем его снимать, просто это будет еще более кропотливая работа, чем с "Горе от ума", потому что здесь все гораздо сложнее и с камерами, и со светом. Ну, конечно, очень хотим сделать видео-версию этого спектакля.

А что Вам подсказывает то, что спектакль состоялся: похвалы критиков, восторженный прием зрителей, цветы, овации или это какое-то внутреннее ощущение?

Конечно, внутреннее ощущение. И в тех спектаклях, которые мы делаем (тот же "Горе от ума", та же "Кухня") мне больше всего нравится то что они рождены… ну, как сказать… живыми организмами. Они, как люди, развиваются и растут. Посмотрите первый спектакль, посмотрите десятый, посмотрите двадцатый – вы увидите три совершенно разных спектакля. Я не знаю, может быть, в других театрах существует то же самое.

Меня, в данном случае, это не очень волнует, меня гораздо больше заботит судьба этих спектаклей. Так вот, они – это я могу сказать с абсолютной уверенностью – растут и совершенствуются. Когда спектакль состоится, этого я не знаю, ведь для каждого артиста он может состояться в любую минуту. Ну, уж во всяком случае ни критики, и ни овации не могут на это повлиять.

А скажите, нужно ли зрителям сейчас судорожно листать хрестоматии, искать сюжет "Песни о Нибелунгах" или спектакль задумывался так, что любой зритель его поймет?

Я считаю, что мы не имеем права предъявлять зрителям требование быть готовым к спектаклю и обязательно прочитать "Песнь о Нибелунгах" перед его просмотром. Это глупо! Почему тогда именно "Песнь о Нибелунгах"? Ведь существует очень много песен, легенд, исторических эпосов так далее. Это просто было близко Максиму (именно "Песнь о Нибелунгах"). Вот, Зигфрид, вот Гюнтер, Кримхильда, Брюнхильда… Это он знал. В этом он был король. Он решил позвать еще пару королей, так сказать, с собой в творчество. И это была только его идея. И я совершенно убежден, что человек, приходящий на наш спектакль вовсе не должен знать "Песнь о Нибелунгах".

Да, кому-то он покажется запутанным – для меня-то он абсолютно понятен. Там, если начинаешь следить за логикой, выстраивать какую-то схему "от ума", то можно очень легко заблудиться, потому что в какой-то момент вся история превращается в какую-то "музыкальную историю", я имею в виду не воспроизведение мелодий, а… Ну, когда мы слушаем музыку, мы же не ищем в ней логику. На нас она воздействует эмоционально. Мы не понимаем слов, нот, мы воспринимаем ее целиком. Она может давить, может, наоборот, вызывать подъем эмоций - что-то же с нами происходит. Поэтому, мне кажется, что "Кухне" больше подходит именно это определение.

К слову о музыке, Вы в одном интервью сказали, что отдыхаете, слушая музыку. Как Вы подбираете музыку для спектаклей? Какую музыку Вы сами слушаете: просто радио или какие-то записи?

Да вы знаете, я уже привык к тому, что вокруг меня всегда звучит музыка – в машине, дома. Никуда от нее не деться. А как я подбираю музыку к спектаклю? Да все происходит чисто интуитивно. Например, у нас звучит Дворжак…ну, как звучит – вспыхивает раза два эта тема и все. Но я услышал ее на концерте Аббадо ( у нас тогда уже шли разговоры о "Кухне") и понял, что она должна звучать в этом спектакле - Музыка Бори Гребенщикова.

Я вообще считаю, что только он один мог написать действительно оригинальную музыку к этой пьесе. А по интуиции была выбрана композиция, которая звучит в конце второго акта: дуэт из "Силы судьбы" Верди. Я никогда не знал содержания – мне не интересно содержание оперы, мне интересна музыка. А потом выяснилось, что этот отрывок перекликается с сюжетом нашего спектакля. Видите, интуиция даже иногда не подводит.

Источник: http://rus.delfi.lv/archive/print.php?id=1403568

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha