Игры хамелеонов: десять лет, полет нормальный



Голливуд. Столица мирового кино? Скорее, это уже не только символ или знак, что-то пропитавшееся пылью былой роскоши (вряд ли мы считали бы Агенскалнс сердцем латвийского телевидения лишь потому, что там до сих пор стоит старая телевышка). Да, когда-то в Китайском театре в центре Голливуда, у которого находится знаменитая улица с отпечатками рук и ног звезд, проходили премьеры чуть ли не каждого снятого в Америке фильма. Но лишь немногим известно, что даже в те экзальтированные времена охов и ахов крупнейшие кино- и телевизионные центры (как и сегодня) в основном находились не в Голливуде, который всего лишь один из многих пригородов Лос-Анджелеса, а в самом Лос-Анджелесе и Бербенке. Теперь в этом запущенном, удивительно грязном и порой даже вонючем городе (разумеется, я говорю не о благоухающих магнолиями шикарных кварталах особняков на склонах голливудских холмов), куда туристы со всего мира приезжают, чтобы ощутить его особую ауру, стараясь не замечать бесчисленных нищих, геев, бездомных и других чудаков, которые встречаются здесь в невероятно высокой концентрации, все так же гордо возвышаются только квартал студии Paramount и комплекс телестудий CBS (Columbia Broadcasting Systems). CBS - один из четырех китов американского телевидения, который в весьма жестокой конкуренции с ABS (American Broadcasting Company), NBS (National Broadcasting Company), FOX (удивительно успешное детище австралийского мультимиллиардера Руперта Мэрдока) уже десятилетия предлагает самые разнообразные искушения тем, кто с легкостью ловится на заброшенную телевидением удочку. Место королевы в этом дворе искушений несомненно занимают раскритикованные многими мыльные оперы, которые тайком смотрят даже самые яростные их хулители. Бабушки этого жанра, время от времени подлечивая запущенные болезни - изменив сюжетную линию, введя новых персонажей, уморив естественной и насильственной смертью старых (в этом отношении полет фантазии сценаристов не знает границ) и заменив самых капризных и прожорливых в финансовом отношении актеров на менее требовательных, в случаях, когда не помогает даже шоковая терапия (ни для кого не секрет, что лучшим средством для того, чтобы заставить актера подписать выгодный продюсеру контракт, является отправление его героя на больничную койку и доведение до комы, а когда контракт подписан, происходит чудесное излечение, если же актер свою выгоду ценит выше жизни героя, то тут уж ничего не поделаешь...), упорно цепляются за жизнь уже 20-25 и более лет. Если помножить эту цифру на 260 (именно столько серий в год имеет каждая уважающая себя мыльная опера), то нетрудно подсчитать, что рекордсмены уже достигли границы в шесть и даже семь тысяч серий. Довольно популярная в Латвии мыльная опера Игры хамелеонов - еще совсем бодренькая дева, которая совсем недавно, в марте нынешнего года, отметила свое десятилетие. На 31-й студии CBS на углу Беверли-Хиллз и бульвара Фэрфакс ежедневно записывается новая серия, которую рано или поздно посмотрят 350 миллионов зрителей в 90 странах мира. И так целый год с однонедельной передышкой на Рождество и другой - в конце июля. За два дня, когда у меня была возможность узнать некоторые из лиц этих хамелеонов, я пытался им дипломатично объяснить, что в Латвии Игры хамелеонов идут только третий год и по этой причине мои вопросы, возможно, покажутся им как из учебника истории древних времен, однако ответ был откровенным: ведь ничего не изменилось. Может быть. В настоящее время в Играх хамелеонов продолжают сниматься лишь семеро уже знакомых латвийским телеманам актеров и трое из них охотно согласились на беседу "специально для Диены". Добавлю лишь, что несмотря на то, что их лица чаще всего ассоциируются с их персонажами, эти актеры не казались смирившимися с ролью тени своих героев и просили называть их настоящие имена как можно чаще.

Недозрелый дядюшка Джон Макук.

Активное движение в одном из углов полутемной студии и расставленные полукругом телекамеры говорят о том, что идет съемка. Подойдя ближе, убеждаюсь, что оказался в мастерской дизайнера моды Эрика Форестера, где происходит очередной предметный диалог отца с сыном Риджем (действительно, ничто не изменилось!). На голливудской съемочной площадке все просто, по-домашнему, без всякой помпезности. Первый, второй, третий дубль. Эпизод записан. Перерыв. С отеческой улыбкой Джон Макук жмет мне руку и любезно приглашает к себе в гримерную, где в художественном беспорядке музыкальные инструменты валяются вперемешку с письмами поклонников. Родившийся в Калифорнии актер бродвейских мюзиклов на одном из представлений Вестсайдской истории был замечен Джеком Уорнером (из того самого клана супермагнатов киноиндустрии), который и пригласил его вернуться в Южную Калифорнию и попытать удачи в кино. Но Макук признает, что жить без театра не может...

Джон Макук. Стать актером я решил в 12-летнем возрасте, посмотрев мюзикл Питер Пен. В последний раз я выходил на сцену года три назад. Я не могу без того, чтобы хоть раз в два-три года не вырваться и пусть в летний сезон, но сыграть спектакль-другой.

Ваша карьера в Голливуде отличается разнообразием - вы снимаетесь в телесериалах, кинофильмах, но Эрик Форестер, наверное, роль всей вашей жизни...

Когда мне позвонил создатель Игр хамелеонов Билл Белл, я долго колебался. Не верилось, что я "потяну" Эрика. С Биллом мы не встречались семь лет и когда он меня увидел, то изумленно воскликнул: я был убежден, что ты выглядишь старше! Но он вбил себе в голову, что роль Эрика написана для меня, и не отступился. Я сказал, что определенно не могу иметь 24-летнего сына, но Билл со смехом ответил, что для Голливуда обычное дело, когда мать и дочь играют едва ли не ровесницы. Со временем я и сам понял, что главное не внешность, а отношение и то, насколько искренне я произношу: "Сын!". Поначалу мне "наводили" седину, но вскоре такая необходимость отпала. Собственная появилась. Зрители поверили, но мне каждый день приходилось себя убеждать вновь и вновь, что я отец и это мои дети.

Как отец своих четырех детей вы похожи на Эрика?

Нет. Мне куда интереснее - у Эрика дети взрослые и проблемы у них взрослые. Сам Эрик Форестер отвечает за большое предприятие, а я всего-навсего актер. День кончается, я закрываю за собой дверь студии и отключаюсь, мне нетрудно избавиться от Эрика и его переживаний. У меня совсем другая жизнь.

Но ведь что-то общее с Эриком у вас есть?

Мы оба любим умных женщин и слишком им доверяем.

Вы хотели бы, чтобы Эрик был вашим другом?

Я поражаюсь людям, способным многого достичь в жизни. Эрику тоже. За эти десять лет Эрик допустил немало ошибок. Иногда я по-дружески пытаюсь дать ему совет. Бывает, что я не хочу играть по сценарию. Но даже если я с чем-то не согласен, я должен обосновать действия Эрика. Думаю, что главной его ошибкой стали слишком запущенные отношения с Бетт Логан. Когда он, наконец, решил сохранить верность Стефани, для Бетт это уже было слишком больно. И все же по своей сущности Эрик человек добрый и доверчивый. Теперь он, правда, стал куда свободнее - уже не является тем до невозможности правильным семейным патриархом.

Голову поворачивает шея. Кто голова и кто шея в семье Форестеров?

Эрик глава семьи, но весь бизнес Форестеров построен на деньгах семьи Стефани. Они равноценные партнеры, хотя Эрик уступает лавры Стефани.

Если бы Эрик решил написать свою биографию, как называлась бы книга?

Швы и любовь.

А вам лично Форестеры как дизайнеры моды нравятся?

Даже очень. Мы все любим именно те серии, где снимаем показы мод. Нам самим начинает казаться, что мы имеем отношение к этой индустрии. Меня это очень привлекает - красивые женщины, наряды. Когда мы снимаем показы, работа всегда затягивается - мы работаем сверхурочно, хочется повторять снова и снова. Это так очаровательно, так сексуально. Кстати, любопытных на съемочной площадке в эти дни куда больше.

Кто ваши любимые дизайнеры моды?

В мужской моде, несомненно, Армани. О женской же судить не берусь.

Вам не доводилось по-настоящему влюбляться в кого-то из своих партнерш?

Это очень опасно, но, к счастью, не случалось. Мои партнерши профессиональные актрисы. Можно сказать, что я влюблен во всех - они такие красивые, умные, талантливые. Так прекрасно находиться в их обществе, но по-настоящему я не увлекался. Думаю, подобные ситуации больше характерны для киносъемок, когда приходится подолгу бывать в командировках. Тогда все равно - женат ты или нет. Если ты не возвращаешься домой каждый вечер, такое случается куда чаще.

Если бы вам предоставили возможность выбирать - вернуться в прошлое, чтобы исправить допущенную ошибку, или заглянуть в будущее, что бы вы предпочли?

Вернулся бы в прошлое. У меня есть жена, растут дети и я уверен, что с будущим будет все в порядке. Я хотел бы исправить то, что когда-то испортил.

А в вашем доме смотрят Хамелеонов?

Да, мы оба с женой. Я радуюсь, если ей нравится. Иногда, когда, по ее мнению, мне что-то не удается, она делает кислую мину. Лоретт тоже актриса. Мы женаты уже 17 лет и неплохо знаем друг друга. Я очень ценю ее мнение. Лоретт старается заранее не читать сценарий, чтобы взглянуть на очередную серию глазами рядового зрителя.

Вам нужен кто-то, кто скажет, как вы выглядите или держитесь?

Мне нравится все обсуждать с женой. Но и с режиссерами, разумеется. Мы, актеры, очень зависим друг от друга - от взаимного восприятия, понимания. Умение сработаться - важное качество в актерской профессии.

Как вы себя чувствуете, все время находясь в центре внимания?

Приходится с этим считаться - работа такая. Конечно, меня не очень радует, если кто-то посторонний подходит и приглашает на семейный обед в ресторан.

Значит, есть все же граница, за которую чужому человеку хода нет?

Я не допускаю попыток отодвинуть в сторону мою жену. А такое бывало. Не со зла. Самое интересное приключение выпало на мою долю в аэропорту Атланты, когда дородная тетушка, промчавшись через весь зал ожидания, бухнулась мне на колени. Но по-настоящему я не сердился ни разу.

Как вы предпочитаете проводить свободное время?

Вожусь по дому, играю в теннис, занимаюсь с детьми. Мне нравятся походы, рыбалка - подальше от всех.

Актеров мыльных опер в Голливуде ценят все же не так высоко, как кинозвезд.

Меня это не беспокоит. У меня такая карьера, какая есть, и нет причин чувствовать себя ущемленным. Кинозвездам еще труднее скрывать свою личную жизнь от чужих глаз. Я зарабатываю не меньше врача или юриста и не завидую чужому успеху. Киноактер вынужден жить в постоянном напряжении - каждый новый фильм должен быть самым лучшим. Если что-то не удалось, пусть не по твоей вине, ответственность лежит на тебе. Тебе не предлагают новых ролей, твоя карьера под угрозой. Если тебе за фильм платят 14 миллионов... Риск намного выше.

Актеры приходят и уходят, сериал продолжается...

Есть партнеры, больше не играющие в Играх хамелеонов. Мне их очень не хватает. Из уже известных вам хочу в первую очередь назвать Лорен Козлову (Марго).

Но настанет однажды день, когда будет записана последняя серия Игр хамелеонов. Каким, по-вашему, может быть финал?

Эрик скажет: "Ридж, если хочешь жениться на Брук, так женись!".

Таков Джон Макук, не только любящий свой семью, но и преклоняющийся перед Лоуренсом Оливье и Энтони Хопкинсом, не скрывающий свою любовь к мороженому, уже давно и безуспешно пытающийся бросить курить и время от времени перечитывающий Ромео и Джульетту. Вежливый до галантности, дружески отзывчивый и все же слишком правильный актер, в чьи обязанности входит отвечать на вопросы журналистов. А может быть, это был всего лишь Эрик Форестер?

Рейтинг сериалов ЛТВ 1. Игры хамелеонов 2. Закон Берка 3. Редерея 4. Беверли-Хиллз 5. Следственный отдел.

Вы смотрите сериал.

Игры хамелеонов?

Моника Зиле, редактор журнала Sieviete:

Смотрю, но очень редко. Этот сериал я воспринимаю как хороший товар, это ведь большое искусство - так долго привлекать интерес зрителей. Даже пропустив целый месяц, все равно можешь продолжать с любой серии. К тому же Хамелеоны очень человечный сериал - в центре внимания отношения между мужчинами и женщинами.

Марис Яунозолс, директор Национального театра:

Я вообще не смотрю сериалы, времени нет. Но не стану иронизировать над почитателями Игр хамелеонов. Если выдается свободная минутка, то я предпочитаю латышские сериалы импортным.

Гундега Саулите, театральный критик:

Смотрю часто - этот сериал завораживает своей стерильностью и категоричной драматургией. Меня интригуют повороты в бесконечном потоке (не) событий, приводят в восторг многословие и бессодержательность - именно этими приемами Игры хамелеонов намертво притягивают зрителя.

Автор: Гирт Лицис, Латвийское ТВ, специально для Диены, Диена

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha